18:36 

Ночь и Серебро

Что за Покемон?!!
Dwarf and proud.
Название: Ночь и Серебро.
Автор: Что за Покемон?!!
Бета: FairyFoxy
Рейтинг: PG-13.
Жанр: романтика, флафф.
Категория: гет.
Описание: Она упала прямо с неба, проломив собою крышу сарая...
Размещение: да, но предупредите.
От автора: А началось все с вот этого, в общем-то случайного арта, а потом замечательная ShoklyPraha буквально закидала меня артами (тут не все( после чего я вдохновилась и пошла трудиться!)



1.
Она упала прямо с неба, проломив собою крышу сарая, за которую Серебро точно получит большой нагоняй от отца. Он вздохнул и отправился проверять, есть ли шанс отремонтировать все так, чтобы никто ничего не заметил. Сарай и без того был совсем прохудившимся, заплата на заплате, но все-таки отец действительно имел зоркий глаз, особенно если надо придраться к чужой работе.
Серебро честно думал, что свалилась большая птица, которая могла бы обеспечить собою пышный обед всей семье, поэтому надеялся на снисхождение относительно очередной дырки в крыше. Доказывать, что он не причем, и все произошло само, было глупо по определению.
Но все его ожидания развеялись, когда на соломе, прямо под дырой в крыше, он увидел девушку. Точнее, услышал, она ужасно ругалась и никак не могла выбраться из сушеной травы.
Для сена в сарае было что-то вроде загона - отделенная досками часть помещения, куда оно было набросано, как попало. Девушка каждый раз выползала на самый верх этой кучи, но тут проваливалась. Почему-то именно в этот момент Серебро понял, что это судьба...
Он героически бросился за неожиданной гостьей и чуть сам не наглотался соломы. Она вырывалась и громко требовала отпустить, так что к тому моменту, когда Серебру все-таки удалось вытащить ее из ловушки, содержимое «загончика» было рассыпано по всему сараю.
- Меня убьют, - печально заметил Серебро.
- А я их сама убью! - воскликнула девушка, вскочила на ноги, и Серебро понял, почему принял ее за птицу. У нее вместо рук были большие серые крылья, которыми сейчас она гневно махала. - Они меня столкнули! Сказали «лети» и столкнули!
Она ругалась и махала крыльями, пока вдруг не вскрикнула. С одного из ее крыльев капала красная жидкость. Она с секунду как завороженная смотрела на рубиновые капли на перьях, потом еще раз вскрикнула и упала в обморок.

2.
Единственное, чем оправдывался перед собой Серебро, так это тем, что все члены его большой и недружной семьи уехали в гости к очередным родственникам, которых не любили, но регулярно к ним наведывались. Так что даже если странная девушка и очнется, то не встретит никого. Сам же он до поздней ночи чинил крышу. Вышло плохо, но на первое время сойдет. Потом загнал всю скотину по хлевам, налил воды и насыпал корма. Уборку сена он оставил на завтра.
Девушка очнулась от скрипа двери, когда Серебро все-таки закончил свои дела и решил проведать гостью.
- Где я? - требовательно спросила она.
- У меня дома, в моей комнате, - усаживаясь на пол рядом с дальней от кровати, на которой лежала гостья, стеной, ответил он.
- Как это? - она вскочила. - Ты меня захватил? Я попала в плен? Я требую немедленно меня отпустить!
Она говорила громко и зло, но после тяжелого дня даже ее крики, как и то, что он сидел, не помешали Серебру спокойно уснуть. Он слишком устал.

3.
Когда Серебро проснулся, гостьи не было, а по дому будто смерч пронесся. Юноша печально вздохнул и понял, что когда семья вернется, его точно прибьют.
Работы у него было много, и если до отъезда всего семейства ее, хоть и не поровну, делили на семерых, то сейчас все делать Серебро должен был в одиночку. Но он был рад. Он любил тишину и одиночество, тем более что и того и другого у него практически никогда не было.
Он выгнал пастись всю живность, почистил хлев, вернулся в дом, как смог убрался, починил окно и стул, заделал дыру в разбитом стекле, а потом отправился убирать разбросанное вчера сено.
Серебро вставал рано, но было далеко за полдень, когда он пришел к сараю и увидел открытую дверь. Дверь он не запирал, но и настежь никогда не оставлял, Серебро зашел домой, взял отцовский молоток в качестве оружия и вернулся обратно. Он как мог тихо прокрался вовнутрь помещения, но тут же успокоился: из еще более развороченного сена торчало собственноручно перебинтованное им крыло.
Серебро тяжело вздохнул - все-таки судьба. Он отправился в дом, положил молоток на место и собрал немного еды и молока, а затем пошел будить гостью.
Первым, что она ему сказала, открыв глаза и отобрав предложенный хлеб, было:
- Ты представляешь, из-за этого крыла совсем не могла нормально уснуть! Все болит и болит! А, кстати, ты вообще кто такой?
И она, весьма неуклюже держа крыльями хлеб, откусила немного.
«Видимо, чтобы замолчать», - подумал юноша и тут же представился: - Меня зовут Серебро, и сейчас ты у меня в гостях.
- Красивое имя, - сказала девушка, откусывая еще хлеба.
- Это насмешка. В свое время отец посчитал, что на каждого ребенка уходит по серебряной монете в год, и когда мать сообщила ему, что беременна мной, он начал считать, сколько бы он всего мог купить на те деньги, которые потратит на меня. Вышло много нужного и полезного. В итоге, он назвал меня «Серебро» в память о тех несметных богатствах, которые он заведомо на меня потратит.
- О! - выдала гостья. - У нас содержание детей обходится гораздо дешевле, хотя, возможно, у нас просто серебро ценится намного дороже, ведь оно к нам если и попадает, то только из вашего мира.
Серебро подумал, что, наверно, догадывается, за что ее скинули вниз - девушка совершенно превратно слышала все, что он ей говорил.
- А как тебя зовут?
- Меня? - гостья посмотрела на Серебро так, словно и знать забыла о том, что он вообще есть в этом мире и тем более сидит рядом. - Я - Ночь. Правда, хорошее имя? Мне безумно нравится!
Серебро кивнул и решил, что ему имя все-таки не очень нравится: ночь - это когда темно и разбойники нападают. У девушки были длинные золотые волосы, из которых теперь торчало сено, и почти прозрачные ресницы. Нежная светлая кожа и голубые глаза, Серебру казалось, что ей гораздо больше подошло бы имя Утро, или Солнце, и уж никак не Ночь.
Она бесцеремонно затолкала себе в рот остатки булки, и теперь, раздув щеки, подобно хомяку, сосредоточенно жевала.
- А ты почему не ешь? - спросила она после того, как все проглотила.
- Я не хочу, - отмахнулся Серебро.
- Так нечестно, - сказала Ночь. - Я же ем, значит, и ты есть должен.
- Только если за компанию, - он отпил немного молока из крынки и протянул ей. Ночь попыталась зажать посудину крыльями, но не удержала и, без сомнений, уронила бы, если бы Серебро не успел поймать, так что почти ничего не пролилось.
- А как же вы едите? - спросил он, давая ей пить из своих рук.
- Еда сама залетает к нам в рот, - сообщила Ночь, переводя дыхание после нескольких глотков. - Какая интересная еда! Она как вода, но не вода вовсе!
- Это молоко.
- Что? - удивилась девушка. - Молоко - это как?
- Не знаю... - Серебро не представлял, как он может объяснить, что такое молоко. - Я могу показать. Все равно надо доить коз.
- Угу, - согласилась Ночь и так и не оторвалась от крынки, пока не допила все.

4.
Весь день она только и делала, что мешала Серебру заниматься хозяйством, лезла под руки, расспрашивала обо всем. А вечером залезла обратно в сено, объявив, что спать в чужой комнате, тем более вместе с мужчиной, ей не позволяет воспитание.
- Можешь спать в родительской спальне, - сказал Серебро, заранее боясь того, что там будет после пребывания в ней Ночи.
- Нет. Мне и тут хорошо, - и она зарылась с головой в солому.
- Ладно, как хочешь, - пожал плечами Серебро.

На следующий день Ночь заявила, что хочет осмотреть окрестности и, уточнив, что справится и без компании, ушла.
Направо находился лес, за которым живут соседи, иногда их семьи сталкиваются во время охоты, тогда все заканчивается большой ссорой и дележкой территории. Прямо и немного влево - большое поле, за которым обитают другие соседи, до которых далеко, но если вдруг с ними сталкивается кто-нибудь из семьи Серебра, все оканчивается так же, как и с предыдущими.
Остальное пространство занимали горы, за которыми если и есть соседи, то с ними, к великой радости, никто не сталкивался. Между горами и полем была дорога, а через лес текла река. Просто идеальное место, по крайней мере, так считал Серебро, потому что только при двух соседствующих семьях его собственная ненавидела всех без исключений, а, говорят, на открытых местах бывает до десяти соседствующих семей. Это было бы ужасно.
Весь день Серебро возился с хозяйством, но мысли все время вертелись только вокруг Ночи. Куда она ушла? Не потерялась ли? А вдруг она наткнется на каких-нибудь людей, что тогда? И что вообще с ней делать? Нельзя же вечно держать в сарае. А что будет, когда семья вернется?

Серебро сидел перед домом, он все сделал и теперь ждал ее.
Она вернулась под вечер грязная и мокрая. В волосах помимо соломы теперь были всевозможные колючки, свежая трава и ветки. Перья на крыльях были слипшиеся и иногда неровно торчали, повязка грязной тряпкой путалась в оперении. Платье изодралось едва ли не на лоскуты.
- Это ужасно! - не успев подойти, заявила она. - Ваш мир кошмарен! Почему у вас, что бы что-то получить, обязательно надо трудиться?! Почему ничего не происходит само?!
- Дождь приходит сам, снег и солнце, - спокойно ответил ей Серебро. - Разве этого мало?
- Как видишь! - отчаянно воскликнула Ночь и взмахнула крыльями, от которых тут же брызгами разлетелась грязь.
- Надо тебя помыть, - сказал Серебро.
- Не смей! - парировала девушка.
- Боюсь, если этого не сделать, ты начнешь плохо пахнуть.
Ночь открыла было рот возразить, но слова так и застряли на полпути, она покраснела и надула в обиде губы.
- Ладно, - смирилась она, и тут же вскрикнула: - Как же неудобно здесь с крыльями! Может быть, пальцы спрятаны где-то под перьями?
Она начала демонстративно присматриваться к своим суставам.
- Нет, их нет, - мрачно подытожила Ночь. - Это не смешно!

5.
Серебру казалось, на него взвалили еще одну живность. То есть раньше были козы, лошадь, куры и пара свиней, а сейчас к этому добавилась еще и Ночь. Только вот возни с ней будет в разы побольше, а пользы совсем никакой.
Он набрал бочку теплой воды и позвал девушку. Верхнее платье он с нее еще стянул, а вот нижнее снимать она наотрез отказалась. Ночь ругалась, визжала и махала крыльями так, что разбрызгала немало воды.
- Все, успокоилась? - спросил Серебро, когда Ночь, наконец, замолчала и залезла в бочку полностью.
- Да, - буркнула она.
- Вот и хорошо, - обрадовался Серебро. - Сейчас помоем тебе голову, потом крылышки почистим. Будешь ты у нас красивая-красивая.
- Звучит очень хорошо, - улыбнулась Ночь.
- И выглядеть будет так же, - Серебро намылил ей голову и стал аккуратно массировать, время от времени доставая из ее волос всякий мусор. - Расскажи мне о том месте, откуда ты явилась.
- Я? - удивилась Ночь. - Я свалилась с облака. Не с того, что видно у вас. Те, что близки к земле, они не крепкие, не могут удержать на себе никого. Я это знаю, потому что пыталась ухватиться, когда падала. А наши облака они совсем иные, на них стоят целые города.
Она не удержалась и начала махать крыльями, словно это помогало ей описывать свой мир.
- Если верить книжкам, у нас тоже когда-то были руки, но они исчезли за ненадобностью. У нас все летают, но до ваших земель долетают только самые отважные.
- Ты говорила, что тебя столкнули.
- Да! Меня совершенно наглым образом столкнули! Рану на моем крыле помнишь? - Ночь для убедительности вытянула крыло.
- Конечно, - кивнул Серебро. - И мы ее обязательно промоем.
- Так вот, ты вроде решил, что я ее при падении получила? Но это не так, меня одна знакомая так подставила. Точнее, подстроила все так, что теперь я не могу полноценно пользоваться крылом.
- Хорошая у тебя знакомая, - скептически откликнулся Серебро.
- Она - дура! Она и сама не поняла, что сделала. Но вот когда на выпускном экзамене я пыталась объяснить, почему не могу лететь, меня никто и слушать не стал - пнули и все. Я как могла выгребала на одном крыле, но только и смогла, что не позволить себе разбиться. А вообще падать - это очень страшно.
Серебро добавил теплой воды в бочку и полил Ночи голову, смывая пену.
- Вот, в общем-то, и все.
- Ясно, - улыбнулся Серебро. - Давай свое крыло, надо хоть на рану посмотреть.
Рана заживала.
- Скажи, Ночь, а если твое крыло полностью восстановится, ты сможешь улететь?
- Вряд ли, - я же говорила, что на подобное способны только очень сильные, а я даже экзамен на лет не сдала.
- Ясно, - повторил Серебро.
С одной стороны, он уже успел привыкнуть к Ночи, но с другой - как он собирается ее прятать? Или, наоборот, что будет, если он не сможет ее спрятать?
- Серебро?
- Что?
- А можно, я тебе завтра помогу? Сделаю что-нибудь полезное? Только ты дай такое задание, чтоб руки нужны не были.
- Ладно...

6.
Серебро отправил ее пасти коз. Не то, чтобы те разбегались, просто для этой работы действительно не нужны были руки. На всякий случай он надел на нее поверх взятого из материнского шкафа платья свой растянутый свитер с длинными рукавами, которые хоть частично, но скрывали крылья.
- Я ужасно выгляжу, - оценила свой наряд Ночь.
- Зато теперь ты ничем не выделяешься.
Ночь в немом отчаянии взмахнула крыльями и отправилась выполнять свою работу.

Возможно, Серебро слишком расслабился, но, хоть он и знал, что семья рано или поздно все-таки вернется домой, это все равно оказалось неожиданным.
Дверь распахнулась, и в нее с радостным гиканьем влетели близнецы.
- Что на ужин? – с порога спросили они и тут же стали осматривать содержимое кастрюль. Глава семейства зашел чуть позже, но зато не такой радостный.
- Серебро, - позвал он.
- Да, отец, - тот оторвался от приготовления еды. - Рад вашему возвращению.
- Не надо никчемной лести, лучше расскажи, почему мой дом и все мое хозяйство, которое я так ненадолго оставил тебе, в руинах?
Серебро закатил глаза и попытался максимально правдиво соврать.

В семье Серебра была достаточно жесткая иерархия. Во главе стоял отец, следом за ним шел старший брат, он был едва ли не важнее отца и вообще не ушел из семьи и не женился еще только потому, что так и не нашел пока достойной себя девушки. Потом - мать, женщина спокойная и уравновешенная, следом - близнецы. Близнецы были погодками и не являлись близнецами в привычном понимании этого слова, но они были так дружны и никогда не расставались, что временами и мать не помнила, кто из них старше. Последней была малышка. Мать ее обожала как единственную дочь. Серебро, хоть и был старше близнецов и малышки, все равно плелся в конце этого списка, потому что по возможности старался никуда не лезть и всегда со всем соглашался.

Серебро наврал с три короба и ждал решения своей участи, когда в дом ввалилась совершенно перепачканная Ночь и тут же заявила, что козы случайно убежали.
Воцарившуюся тишину прервал только шутливый свист одного из близнецов.
- А ты ругался, отец, - весело заявил он. - Ему просто не до твоего хозяйства было.
Отец молча рассматривал Ночь, которая безуспешно пыталась поправить рукавом свисающие на лицо волосы.
- Что же это такое! - воскликнула Ночь и со злобой топнула ногой, когда пряди снова закрыли все ее лицо.
Все в тишине смотрели на ее мучения, пока Серебро все-таки не выдержал, не поднялся и не поправил ей волосы.
- Все, - грозно сказал отец. - Я принял решение. Женю.

На самом деле это было самое логичное заключение, и, в общем-то, Серебро ожидал именно его, но не предполагал, что все будет так быстро и что Ночь обнаружат сразу же. Единственное, чего он боялся - это реакции самой новоявленной невесты, но зря, девушка впала в полную прострацию и вышла из нее только когда близнецы не начали откровенно смеяться, тыкая на нее пальцем и приговаривая, что молодожены - идеальная пара.
- Молчать! - прикрикнула на них Ночь и, уже обращаясь к Серебру, сказала: - Я лучше пойду, попытаюсь коз собрать.
И, гордо задрав нос, направилась к двери.
- И где ты такую себе подобрал? - покачивая головой, спросила мать.
- Он меня не подбирал! - Ночь развернулась на пороге. - Я сама с неба упала!
7.
Ночь совсем не ладила с оставленной на ее присмотр живностью. Если она тихо сидела, козы паслись рядом и не сбегали, если же она пыталась хоть к одной подойти, все стадо бросалось врассыпную.
Сейчас Ночь в совершенно расстроенных чувствах сидела прямо на земле, а стадо мирно щипало траву подле нее, даже не пытаясь никуда уйти. Так ее и застал Серебро.
- Ты как? – произнес он, садясь рядом.
- А это нормально, что меня даже ни о чем не спросили?! - резко вскочила она. - Да кто эти люди?!
- Это моя семья, - спокойно проговорил Серебро. - И у нас такое нормально.
- Ах, так! - Ночь задохнулась негодованием и больше ничего не смогла сказать.
Серебро сидел, не шевелясь, и смотрел, как Ночь, маша крыльями, носится кругами и силится сформулировать мысли, но получаются только бранные слова и междометия. Потом она резко остановилась.
- И что дальше? - уже спокойно спросила она.
- Ну... - Серебро взвесил все «за» и «против» и решил сказать правду. - Нам разрешено взять любую из имеющихся здесь коз и идти на все четыре стороны искать себе место для того, чтобы там поселиться.
- Что?! - взвизгнула Ночь. - Что это за правила ужасные такие? А как же церемония или какое другое празднование?
- Мы должны будем устроить его ровно через год после ухода из дома и пригласить на него всех родственников, - Серебро говорил спокойно и так, будто это и впрямь совершенно нормальная ситуация. – Просто обычно все оговаривается заранее, и потому к моменту «выставления из дома» молодожены уже имеют присмотренный участок для жизни, а, возможно, и даже дом на нем.
- О! - только и сказала Ночь. - А сейчас? Сейчас мы чем отличаемся от не-супругов?
- Нам дали два браслета. Если мы их оденем, то мы - семья, - Серебро достал из кармана украшение. - Это - твой.
Ночь присела на колени и стала рассматривать обручальный браслет из его рук.
- Красивый... А твой где?
Серебро молча закатал рукав, на его руке висела пара ее браслету. Ночь вытянула крыло.
- Надеть?
Она кивнула, и он, аккуратно разогнув браслет, продел его между перьями и закрепил.
- Красиво! - Ночь завороженно смотрела на браслет.
- Да, очень красиво... - Серебро на секунду понадеялся, что, принимая браслет, Ночь руководствуется чувствами к нему, но тут же понял, что это глупо.
Он вздохнул, поднялся и протянул ей руку.
- Идем, нам очень многое надо сделать.
Ночь кивнула, а потом ткнула пальцем на козу, у которой по бокам было два симметричных черных пятна.
- Давай возьмем эту: она от меня уже почти не убегает.
Серебро согласно качнул головой. Он старательно пытался разработать план на ближайшую жизнь, но все пока утыкалось в единственную тропинку между горами и полем, ведущую прочь от дома.

8.
- Наверное, это как нырять. Можно плавать, можно нырнуть, но до дна можно достать только в неглубоких местах.
- Да-да, именно так, - подтвердила Ночь. - Именно! Можно сказать, я сейчас на дне воздушного океана. Очень глубоко нырнула, а вынырнуть не могу.
- Знаешь, я, как увидел тебя, сразу решил, что это судьба... - Серебро в запале беседы не заметил, как сказал лишнего, он тут же стушевался и замолчал.
- Правда? - удивилась Ночь.
- Ну... - Серебро посмотрел на нее смущенно и сказал: - Ну, в общем-то, да...
- Это так мило! - протянула она и захлопала крыльями.
Сердце Серебра словно упало. Он промолчал, впрочем, как и всегда.
- Я тебя обидела? - спросила Ночь.
- Нет. Все в порядке.

Еще некоторое время они шли молча. Серебро все думал о том, что же делать дальше, а Ночь пыталась начать общаться с козой, благо та не могла сбежать, так как Серебро крепко держал ее на веревке.
А потом случилось неожиданное: с неба, махая серыми крыльями, спустились трое мужчин, у которых так же, как и у Ночи, были вместо рук крылья.
- Экзаменаторы! - сдавленно пискнула девушка и быстро спряталась за спину Серебра. - Если что, меня тут нет.
- Ночь, я знаю, ты там, - сказал мужчина, стоящий в центре. - Вылезай немедленно. Мы пришли забрать тебя обратно.
- А я не пойду! - высунулась из-за спины Серебра девушка. - Мне и тут хорошо.
- Успокойся, и идем домой. Мы знаем, что ты умеешь летать, и что твой провал экзамена всего лишь недоразумение.
- Дело не в этом! Мне тут правда хорошо... - Ночь уткнулась головой между лопатками Серебра. И тот хоть и понимал, что разумнее отправить ее к своим сородичам, был почему-то очень рад тому, что она отказывается уходить.
- Ночь, - строго обратился к ней один из прилетевших, - мы забираем тебя с собой.
- Нет, - голос девушки стал совсем серьезным. - Видите?
Она зубами подтянула вверх рукав, обнажив браслет.
- У него такой же. Это значит, что мы женаты. Так что я никуда уйти от него не могу. И все!
Мужчина, видимо, не знал, что отвечать, поэтому молчал, как и его спутники.
- Ночь, - осторожно проговорил Серебро. - Иди с ними. Так будет лучше. Да и по вашим законам брака не было.
- А ты? - спросила Ночь.
- А причем тут я? - удивился Серебро.
- А притом! - она приподнялась на мысочках и обняла его крыльями. - Без меня ты какой-то потерянный. И вообще, это судьба, правда?
Серебро улыбнулся и кивнул в ответ.
- И правда, судьба, - согласился он и быстро чмокнул ее в губы.
- Вяжи обоих, - дал отмашку один из крылатых, и Ночь с Серебром оказались пойманными в сетку, свалившуюся откуда-то сверху. - Дома разберемся.
- Коза! - закричала Ночь. - А как же коза! Что с ней-то будет?!
- Домой уйдет, - печально подвел итог Серебро и попытался устроиться поудобнее. - Знаешь, а я высоты боюсь.
Ночь залилась серебристым смехом, а потом прильнула к нему поближе и крепко обняла крыльями.
- Ничего, я тебя поддержу, если что.
Она нежно поцеловала его в висок, а потом легла головой ему на грудь.
- Ты, главное, ни о чем не беспокойся. И, поверь, у нас все гораздо легче, если ты смог жить тут, то и у нас сможешь, - Ночь бормотала уже совсем тихо, ее укачало, и она засыпала.
- Но у меня руки, а не крылья! - возмутился Серебро.
- Ничего страшного... - она еще раз поцеловала его и заснула.

@темы: романтика, гет, фентази

Комментарии
2011-06-15 в 16:17 

мушка комарова
Душка-занудушка
Ох, какое чудо!

2011-06-15 в 16:39 

Что за Покемон?!!
Dwarf and proud.

2011-07-08 в 11:33 

MISLITELL [DELETED user]
Любовь!!!!!!!!!!!!!!

2011-07-08 в 11:51 

Что за Покемон?!!
Dwarf and proud.
MISLITELL
да))

     

Фэнтэзи-рассказы

главная