Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
18:00 

Лист и сбой в системе

suslik-n
*очередная быдлоцитата
Еще один не очень длинный рассказ.

Лист и сбой в системе
«Word» открывался долго. Когда, наконец, программа загрузилась, он стал печатать: «Она сидела на берегу моря, смотря вдаль. Легкие тряпичные кеды промокли, а арафатка практически не спасала от ветра. Отбросив с лица челку…». Тут он остановился и представил ее. Сокровенная мечта его детства. Сейчас они исчезли с улиц, но продолжали жить в его сердце. Он продолжил бить по клавишам: «…она положила сумку с анимешным персонажем на колени, достала ручку и тетрадку, чтоб начать писать…». Он остановился, что бы она начала писать? Ясное дело, стихи. но какие. «Надо бы подумать, чтоб не выглядело банальщиной.

Она смотрела на необычную палитру моря. У берега оно было темным, дальше аквамариновым, каким обычно изображают море, потом шло бескрайнее сапфировое поле, которое сливалось с линией горизонта. Волны били по камням, поднимая в воздух брызги. Она задумалась, о чем бы писать. Обычно это были стихи или короткие цитаты, но сейчас она решила написать про него. Про того, кто мог творить, выплескивая свои миры в этот, чтобы все могли к ним прикоснуться. В ее голове возник образ, достаточно яркий и отчетливый, чтоб начать творить: «Он включил компьютер. Он очень устал после работы, однако нашел в себе силы, чтоб начать творить. Отказавшись от скромного ужина, который предложила тетя, он начал печатать свое новое произведение…». Тут она остановилась и задумалась. О чем бы ему писать. Про окружающий мир… Вряд ли. Эльфы, гномы, орки, рыцари, мечи, доспехи… Банальщина. Она за несколько секунд перебрала в голове тонны знакомых ей видов литературы. усмехнувшись, она подумала, что если он пишет, то точно не про нее.

«А может, она пишет не стихи. Может, рассказ. Но про что. Уж точно не про меня» – подумал он и откинулся на спинку стула. Он почувствовал себя не в своей тарелке. Обычно он парил в своей фантазии, но сейчас ему ничего абсолютно не шло в голову. Он удалился на кухню, чтоб разогреть ужин.

«Наверное, мне не дано творить. Все равно сейчас модны всякие ванильные сопли и одни цитаты. Краткость – сестра таланта» - она усмехнулась и достала сигарету. После она взяла валяющийся рядом плоский камешек и кинула его в море. Он поскакал по водной глади, как неведомый зверек.

Ужин занял ровно полчаса. Мытье посуды десять минут. Сигарета пять минут. Итого – сорок пять минут.

Чтоб отыскать плоский камешек и швырнуть в море хватало ровно одной минуты. Ей это занятие надоело уже спустя пятнадцатого камешка. Пять минут ушло на сигарету, десять, чтоб перечитать свои старые стихи, еще пять, для созерцания плывущего с ревом катера. Десять минут она бродила по пляжу, пытаясь отыскать ракушку или обкатанное волнами стеклышко. Итого – сорок пять минут.

Он уже хотел бросить это дело и поиграть во вторую «Доту», но что-то заставило его открыть текст и склониться над клавиатурой.

Она уже хотела идти по узким тропам домой, но что-то заставило ее сесть и открыть тетрадь на том листе.

И у обоих наступил момент, когда показалось, что все на мгновенье замерло. Краткий миг вдохновенья. Но дальше ничего не было. Лишь в Бразилии, на улицах Рио-де-Жанейро футбольный мяч взлетел в небо и понесся со скоростью кометы в сторону пляжа, нарушая все законы физики. Мальчишки стояли и удивленно провожали его глазами, не зная, что в Риге на мокрой, покрытой лужами, улице порыв ветра подхватил человека и поднял его на крышу дома так аккуратно, что он отделался легким испугом. Впрочем, даже с крыши не было видно, что собака на окраине Шанхая встала на задние лапы, извлекла сигарету из пачки своего хозяина и с наслаждением затянулась. В системе явно произошел легкий, ничего не значащий, сбой.


   

Фэнтэзи-рассказы

главная